День

2021 Закрытие сезона

Бывают такие разговоры в дружеской компании, когда вот это  "а давайте такое делать каждый год" вызывает всеобщий горячий энтузиазм. И ничего не происходит ни через год, ни через пять.

Но не таковы мои друзья. Всегда найдется человек (чаще всего его зовут Костей), который спросит, какого числа мы вылетаем на Алтай на закрытие сезона. И приходится отвечать. И лететь. Тот самый первый разговор произошел в 2014 году, и вот уж восьмой сезон закрываем.

Раньше мы были осторожные такие, разумные, соображали, старались выбрать выходные пораньше и потеплее. Сейчас все не то. Сейчас мы у ЦАТа последние сплавщики в году, нами сезон и правда закрыли.

В начале октября, понятно, погода вообще непредсказуемая — и дождь, и снег, и ветер, и град; все это буквально было в прогнозе на наши выходные.

Основная группа вылетала в среду вечером, и на МИ-8 улетела на верхнюю Катунь. А я перепутала все на свете,  пришлось лететь на день позже и догонять остальных. Хорошо, не одной, с Дэном и Катей (они вообще сумасшедшие, они после сплава на великах 200 км ехали).

И вот мы прилетаем в Горно-Алтайск и видим такое.

И ветер, и дождь, и все по прогнозу. Вертолет, понятное дело, за нами не прилетел и не собирался. Доехать до ребят на машине нереально было, это 8 часов пути, так что решили, встретимся вечером, уже на базе. Поехали в ЦАТ, позавтракать. И расслаааабились так, в холодную воду лезть сегодня не надо, красота.

И вдруг звонят! Нашелся один отважный пилот. И готов отвезти нас прямо к началу сплава. Под облаками лететь будем, по руслу Катуни. Есть риск, что над Онгудаем не будет пути под облаками, тогда разворачиваться придется, но хоть попробуем. Ну, от такого отказаться, это приключения не любить. Летим!

Вот такой малютка, Робинсон 66. Вместе с пилотом нас в нем пятеро.

Взлетаем в дождь. Но это не страшно, главное не попасть в облако и в ветер.

Взлетели. Пилот говорит, дверь не заперта у тебя, сейчас. Приземлился где-то в поле, вышел, дверь мою открыл-захлопнул, и опять взлетел. Как на машине.

Как же красиво. Вот этот осенний Алтай место не очень-то уютное, но таких цветов потрясающих не видела нигде.

Ну чистый Властелин колец же.

Легендарная дача Путина. Столько раз мы заканчивали сплав у слияния Катуни и Урсула, а дальше не плыли, "там дача Путина". А вот она!

Вот и слияние и наша точка высадки. Тут всегда прекрасная связь и отличная дорога подходит.

Все, что выше, мы когда-то проходили на рафтах.

А вот те маленькие домики — наша будущая база.

На вершинах холмов уже снег.

А внизу на вид Карибы.

Мы, конечно, задержались и команду нашу задержали. Все уже были одетые-готовые, так что мы, считай, с вертолета сразу в рафт прыгнули. На нашей лодке команда опытная подобралась. Это нас и подвело, нельзя расслабляться на сплаве. Никогда.

Сегодня проходим новый, очень длинный, но не очень сложный участок, от Тюнгура до Инегеня. На 40 километров пути приходится только одна пятикилометровая система порогов, 4 категории. Называется Аккемский прорыв. Все остальное время надо грести — течение слабое, ледники таять перестали уже. Дороги по реке нет, так что опции вылезти на берег и доехать на машине тоже нет.

Погода на удивление противная: и дождь, и немного даже снег, и ветер. От ветра одна польза, когда он в спину дует, можно весла поднять и как паруса использовать, мы пробовали. Но замерзли все основательно, особенно руки-ноги.

Зато теперь я выработала систему одежды для таких холодных сплавов, которая в последующие дни работала хорошо. У меня сухой гидрик, это значит, что воду он не пропускает, но и не греет. Под него надо надеть два слоя термобелья, на спину можно химическую грелку. На ноги носки, на них тоже грелки-самогревы, дальше ступни замотать одеялом из фольги, какое марафонцам дают на финише. Потом только в сухой гидрик. На руки толстые гидроперчатки, но все равно пальцы мерзнут, еще не придумала, что делать.

Аккемский прорыв — такой каньон, где река сужается и, соответственно, убыстряется, потому что оказывается зажата между двумя хребтами. Но воды сейчас прямо мало, поэтому открылись совершенно новые камни и бочки, а обычные для этого места наоборот исчезли. Мы на расслабончике такие веселые, прогребли свои первые ровные и скучные 15 километров и, абсолютно не сосредоточившись, зашли в Прорыв.

И кильнулись. Очень глупо, непонятно как. Боком зашли на камень, а дальше каждый во что горазд. Я, например, когда мой борт начал подниматься, решила не отклониться назад, как положено, а оттолкнуться от Сережи, который сидел на другом борту. Короче, рафт перевернулся — впервые в моей практике. И я даже провела минуту-две под ним, пока новый камень не стянул его с меня. Спасли нас быстро. Из травм — Лёня ударился коленом, так что под толстым гидриком ссадина получилась. Потом лечить пришлось в Москве в больнице, но тут мы этого не еще поняли.

Все закончилось хорошо. Мой сухой гидрик не промок! А Сережа говорит, что ему в воде в его толстом мокром было чуть ли не теплее, чем на ветру на лодке.

Ну и дальше дошли Прорыв без проблем. И началась гребля-гребля-гребля... Снег-дождь-гребля... Часа три еще. За несколько километров до базы начинается дорога, нас там встретили замерзших, но счастливых, отвезли к нашим домикам. Это тебе не любимый Егорыч, тут отдельные домики с душем, туалетом и печкой. Агрокомплекс Инегень называется.

Вот такой утренний вид.

Вообще, ужасно романтичное место. Все домики далеко друг от друга, так что можно быть только вдвоем, печку топить и вот так на реку любоваться, не вылезая из-под одеяла...

Сережа совсем слился с обстановкой.

Тут агрокомплекс, все по-настоящему. Вот свинки гуляют, а в кафе можно шашлык заказать. Вчера вечером мы и заказали. А сегодня уже нет, после знакомства не смогли.

Но красота красотой, а новый день — новый сплав. Сегодня родная уже Чуя: Сумеречный, Буревестник, Бегемот, Слаломный и Классический. Все знакомые и любимые.

Денис подгоняет.

Сегодня погода куда лучше, солнышко даже проглядывает. Мне кажется, у меня с каждого года должны быть фотографии этой полянки, с который мы Слаломный осматриваем. Но не надоедает.

Без происшествий и гораздо веселее сегодня.


Катя Климова красиво нас наснимала, как мы Бегемот проходили.

Солнечно и весело прошли мы первые пять порогов, высадились пообедать и обсудить, стоит ли уже поспешить в баню или переехать дальше к Турбине и Горизонту. И вдруг, букавльно за секунды изменилось все! Началась просто настоящая метель — снег, ветер, стало ужасно холодно, все вещи, разложенные на земле, поулетали, ловить пришлось... В общем, страшно, насколько обманчива погода в горах, раньше никогда не видела такого.

Тем не менее, нашлась среди нас группа отважных, кто настоял, что непременно хочет пройти Турбину и Горизонт сегодня!!! Казалось, что это мероприятие просто самоубийство какое-то, но нет, снеговая туча как налетела, так и ушла, а ребятам удалось опять по солнышку пройти пороги.

А мы же устремились в свой романтичный Инегень в баню. Вот такие виды по дороге. Мы в первый день как раз на вертолете тут летели.

Сказка.

Это могли бы быть герой и антигерой какого-то позднесоветского боевика.

Подельники бандита.

Герой боевика вспоминает прошлое в лихие 90-ые.

А бандиты пируют. Глинтвейн на ужин.

Третий день совсем волшебный. Во-первых, погода. Во-вторых, мы его начинаем с конной прогулки. Алтайские лошадки гуляют сами по себе. Геннадий Иванович, хозяин, с пяти утра ходил по горам, ловил своих красавцев, чтобы у десяти мы могли выехать. Но ехать на них легко — небольшие, сильные, неленивые и, как мне показалось, очень послушные.

Без тренировки никак.

Медитация.

Моего коня звали Ак-Кол, Белая рука.

И мы еще успели на пороги! И прошли Турбину с Горизонтом — кто в первый раз, а кто и во второй, после вчерашнего. Тут Денис снимал.

И хотя мы потеряли весло, все кончилось хорошо, никаких переворотов.

Ребята из ЦАТа мои герои. Как вам жареный халлуми на берегу октябрьской Катуни?

Вернемся-вернемся-вернемся!