День 3

Кемь и Соловки

Свобода!
Место: Карелия
Кижи
Место: Карелия
Кемь и Соловки
Место: Карелия
Большой Заяцкий остров
Место: Карелия
Грибы и каяки
Место: Карелия
Рыбачий и Средний
Место: Карелия
Дождь на Рыбачьем
Место: Карелия
Териберка
Место: Карелия
Северный берег
Место: Карелия
Пора домой
Место: Карелия

Кемь. Палатки пришлось ставить на берегу прямо под деревней, место подальше было размыто из-за шторма. Так что проснулся весь лагерь в четыре утра от криков "Нинк, а это иван-чай?! Ой, а тут палатки!!! Ой да тут нет никого!!! Нин, надо потише говорить!!!". К чести Нины, она молчала.

Место красоты невозможной. Успела погулять по берегу до завтрака.

Это церковь не настоящая, декорация к фильму Лунгина "Остров". Но прямо очень красиво. А какое небо!

С Кемской пристани отправлялись лодки с заключенными на Соловки. Вряд ли колючая проволока тут с тех пор, но выглядит она тут естественно.

Суровые беломорские маки.

Один из наших двух катеров просто отказался выходить в море. Нет, говорит, там волны, не пойду. Потому мы всей компанией загрузились на единственный оставшийся. Вообще, там в каюту все могли бы забиться, но так тесно, а на улице так замечательно, что мы решили устроиться на корме. Только вот волны и правда были, поэтому как только вышли из гавани, корму начало заливать и заливало целый час.

Сначала казалось, ну подумаешь, одежда-то непромокаемая. А потом в резиновые сапоги ледяная вода залилась сверху, а позже и все мембранная одежда не выдержала напора. В общем, к Соловкам пришли мокрые насквозь. А там дождь, холод и никакого солнца. Бррр.

Соловки. Страшно. Вот такими открывались они людям, которым суждено здесь было сгинуть или превратиться в кого-то совсем другого.

Вот карта. Лодки приходят гавань Благополучия, к Спасо-Преображенскому монастырю. Там же и поселение с несколькими гостиницами.

На самом деле, мы все после морского путешествия выглядели так и хотели одного. Но, наскоро переодевшись в сухое, отправились на экскурсию по монастырю.

Вообще, монахи тут жили сотни лет, как минимум с пятнадцатого века, и основная-то история архипелага — это религия и монастырь. И именно на этой истории положено фокусироваться местным экскурсоводам. И многие туристы тоже здесь с религиозными, паломническими целями.

А стены у монастыря толстые, крепостные. Но пользовались ими очень мало, против англичан однажды только.

Считается, что первыми монахами на острове были Савватий и Герман в 1429 году, но они туда пришли совсем старенькими, просто ища уединения. А монастырь начал стоить в 1436 другой монах, Зосима, с 22-мя братьями.

Вот они, Савватий и Герман изображены, плывут, влекомые Божьим дыханием.

Но, честно сказать, думать о чем-то, кроме лагерной истории (особенно только-только прочитав "Обитель"), было практически невозможно. Все, что видишь, примериваешь именно к этому, такому на самом деле недолгому в исторической перспективе, но бесконечному в жизни конкретных людей периоду. В 1920 году монастырь разорили, в 1923 устроили тут лагерь особого назначения. Лагерь, а потом тюрьма тут были только до 1939 года, то есть всего-то 16 лет — но это не стереть теперь, не заполировать религиозной благостью, как ни старайся.

В 1942-45 годах на Соловках была школа юнг (в другом месте, не в монастыре). Нам показывали место в лесу, где ученики жили в собственноручно выкопанных землянаках, и оттуда каждое утро в чистенькой форме шли на занятия. В 1970-ых организовали музей, а в 1990 году "была возобновлена религиозная деятельность".

Внутри соборов, конечно, ничего хорошего не сохранилось, и восстановить тоже невозможно, скорее всего. Пока убранство не выглядит ни аутентичным, ни роскошным. Вот, как на принтере напечатаны лики.

Горьковский, Херсонский, Красноярский — это все недавно канонизированные священники, заключенные Соловецкого лагеря, принявшие мученическую смерть.

В монастыре лагерная экспозиция не очень большая. Вот лица сгинувших.

Реставраторы монастыря специально оставили следы разных эпох.

Как в любом приличном монастыре, есть тут исторические могилы с живописными надгробными камнями.

Запомнилась история про Петра Калнышевского, который тоже тут похоронен. В монастыре и до лагерных времен в казематах содержали особенных узников. Петр прожил длинную жизнь, был последним кошевым атаманом Запорожской сечи. За сепаратистские настроения и попытку обратиться к турецкому султану за покровительством был арестован в 1775 году в возрасте 85 лет и отправлен как раз в каземат Соловецкого монастыря. И провел в монастыре 28 лет. Говорят, выпускали его на воздух из подземелья только три раза в год — на Рождество, Пасху и Преображение. Довольно это конечно сомнительно, потому что в качестве узника он прожил тут до 110 лет, был помилован, но уезжать отказался и последние три своих года прожил на Соловках свободным человеком.

Холодный дождь закончился пока мы ходили по монастырю, так что уже с удовольствием немного прогулялись по поселку.

Дальше осматриваем остров. В основном это лес, других поселений нет, только пара отдельных зданий.

Это Секирная гора, Секирка. Самая высокая точка острова, на вершине церквушка с маяком.

Вид отсюда прекрасный.

Но в голове, конечно, все время стучит знание о том, что именно на Секирку, в эту неотапливаемую церковь, отправляли из лагеря провинившихся заключенных, отсюда их выводили на расстрел.

Вот такой мирный чудесный лес.

В котором вот. Конечно никаких имен и подписей никаких. Это уже сейчас находят, считают, подписывают.

С горы спускаемся по лестнице.

На обратном пути наконец сбылась мечта. Вырвались из буханки и бросились в лес, за грибами!

Красота невероятная, конечно.

В поселок вернулись на закате.

Грибов набрали мнооого. И договорились даже на кухне в гостинице, что нам их поджарят. Только чистить пришлось самим. Как же было вкусно! Особенно опята.