День 8

Альбатросы, пингвины, морские львы и котики

Рядом с Оклендом
Место: Новая Зеландия
Пещеры Вайтомо
Место: Новая Зеландия
Каякинг на озере Таупо
Место: Новая Зеландия
Полуостров Коромандел
Место: Новая Зеландия
Южный остров
Место: Новая Зеландия
Озеро Тасмана, лаванда и Моераки
Место: Новая Зеландия
Кайкора и день без кашалотов
Место: Новая Зеландия
Кашалоты!
Место: Новая Зеландия
Романтик
Место: Новая Зеландия
Окленд и домой
Место: Новая Зеландия

Название города пишется так: Dunedin, а читается Данииидин. Так сразу и не догадаться, название шотландское. Город чудесный, легко поверить, что находишься где-то в Великобритании. Пока не увидишь пингвинов и серферов, конечно.

Мы пока совсем не серферы, поэтому наш интерес тут натуралистический. Полуостров Отаго рядом с городом является домом для многих морских животных и птиц. Самостоятельно тут можно смотреть-путешествовать, но лучшие точки, конечно, показать могут только местные гиды, так что здесь мы положились на них и забронировали заранее максимальный пакет экскурсий на полуострове: выход в море на катере, посещение колонии альбатросов и экскурсия к месту гнездования пингвинов на диком пляже.

Даже чайки тут весьма живописные и фотогеничные.

В море выходят на специальном катере, человек на 15-20 максимум. В основном для того, чтобы осмотреть с воды скалу, на которой гнездятся альбатросы. Колония на материке — большая редкость, 99% всех альбатросов появляются на свет на островах далеко в океане.

Гнезда альбатросов отсюда видно плохо, зато прекрасно видна колония их чернокрылых соседей.

Вот и альбатросы, парят. Пока издалека смотришь, размер их не очень понятен, кажется, вроде большой чайки. Но когда подлетает ближе, становится видно, что птица огромная, размах крыльев больше трех метров.

Спина красивая какая.

Молодые тусуются. Пока просто показывают друг другу, кто чего стоит. Жизнь у них такая: вылупляешься на земле, растешь-растешь, однажды сигаешь с утеса и все, в следующий раз на землю лапы твои ступают только через пять лет. А все эти годы носишься над волнами, ловя потоки ветра, и спишь прямо на воде. Когда готов к размножению, летишь к месту, где появился на свет, неловко приземляешься и начинаешь искать себе пару. Скорее всего, находишь ее не в первый год взрослой жизни.

А вот уже совсем взрослая птица сидит на гнезде. В центре изучения альбатросов есть специальная смотровая площадка на уровне земли, откуда можно подглядывать за личной жизнью птиц.

Самое интересное! Волонтеры ходят от гнезда к гнезду, проверяют вес и здоровье птенцов. Удивительное — птица позволяет брать малыша в руки. Хотя вот на этих фото видно, какого она размера, и в общем-то понятно, что если она рассердится, одного удара клювом может быть достаточно.

Ну что, сколько там прибавил мой малыш?

Вот так соотносится размах Сережиных крыльев и крыльев взрослого альбатроса.

Дальше отправились смотреть колонию морских котиков. Ужасно симпатичные, особенно малыши.

Чаще всего тут "одна семья, один ребенок", мама кормит маленького молоком, и иногда отлучается на несколько дней в море покормиться. В это время ребенок предоставлен сам себе, за ним никто не присматривает, даже наоборот, могут шугануть другие мамаши, чтобы их деточек не ущемил в правах на детской площадке. Папа в воспитании не участвует, чтобы не сожрал отпрыска.

Бурное море расчесывает водоросли. Если разыграется настоящая буря, то волны могут достать и те камни, где сидят малыши, смыть их, и тогда они наверняка погибнут.

Этот пляж — частная территория, охраняется даже не государством, а хозяевами земли. На нем живут одновременно желтоглазые и синеглазые пингвины, морские львы и множество других менее модных, но вполне бодрых обитателей.

Первые на нашем пути — морские львы.

Компания выглядит как нежная семейка с папой и двумя мамами, но на самом деле это все мужчины. Девушки не любят с ними жить, они агрессивные и плохо пахнут. Поэтому мужикам приходится жить одним и даже иногда ласкать друг друга, чтобы не забыть как это вообще делается.

Оказалось, морской лев ходит практически на четырех ногах. Только они у него как будто ампутированы до колена, а дальше ласты. Такой герой-инвалид эволюционной войны.

Очень гостеприимным море тут не назовешь.

У этого желтоглазого пингвина жизнь очень сложная. Нора находится на холме, даже за холмом, а на пляже живут морские львы, которые совсем не прочь поохотиться. Так что, вылезая вечером из моря, пингвин не может быть уверен, что спокойно доберется до свеоего дома. По рассказам гида, эта колония успела серьезно пострадать от соседства со львами уже в этом году.

Вот вылезает, озирается, и скорее-скорее спешит по продуваемому всеми ветрами пляжу к камням и траве.

Добежав до относительно безопасного места, можно и отдохнуть, даже нужно. Теперь они двигаются медленно, не тратят энергию и копят жирок.

У пингвинов наступает пора линьки: каждый год им необходимо сменить износившееся оперение, которое не греет уже и начинает пропускать воду. Для этого надо хорошенечко отъесться, потому что во время линьки в море не зайдешь, будешь сидеть голодный и можешь легко погибнуть.

Вот этого, прятавшегося за корягой, пингвина, гиды считали трупом, а он вполне здоров оказался, просто решил полежать.

Маленького синеглазого пингвина нам так и не удалось увидеть как следует. Только показали нам нору, где он спрятался. Так что это фото практически результат вооруженного проникновения на частную территорию. После него пингвин совем рассердился и исчез в темноте.

Еще птички.

И овца!

А вот главное впечатление дня! Russian fudge. Знаете, что там внутри?

Конфета Коровка!